Уважаемые читатели газеты Eesti Päevaleht! Надеюсь, текст на русском языке не вызовет у вас столь уж сильное удивление. Тем более, что это станет, насколько я знаю, чуть ли не первым таким случаем. А значит, вы держите в руках исторический выпуск газеты!

Да и вообще, такое ощущение, что на дворе вновь „историческое время”: в политике наступили серьезные перемены и многие ими недовольны; на носу выборы в парламент, консерваторы (EKRE) набирают популярность, несколько других партий ее теряют, на подходе новые политические и общественные движения. Вновь, как и всегда перед выборами, популярной стала „русская” тема: все опять обсуждают будущее системы образования и интеграции. Только на этот раз вдруг неожиданно можно услышать и здравые, разумные идеи о том, что не должны быть дети и школы разделены, если мы на самом деле хотим, чтобы общество стало у нас единым. Только так, учась вместе, эстонские и неэстонские школьники смогут узнать друг друга, подружиться, понять, наконец. И в будущем уже не будут бояться друг друга и смотреть, как на нечто диковинное и непонятное.

Ведь получается, что 25 последних лет были потрачены впустую, нормальное решение проблемы лишь отодвигалось. А теперь мы, то есть ВЫ – многие из эстонцев, спрашиваете: почему же это русскоязычные, особенно на Северо-Востоке и в Ласнамяэ, никак не хотят массово вливаться в эстонское общество? Да потому только, что раньше никто толком не озадачивался тем, чтобы спросить: а что думают те, кого вы хотите интегрировать? И не просто спросить ради „галочки” в отчете, а получить ответ, проанализировать его и сделать выводы.

Et ei tuleks ometi teist Krimmi?

Nüüd sellest, mis ilmselt toimub. Imelisse Kirde-Eestisse, kus elavad mingid arusaamatud „postsovetlikud inimesed”, saadetakse Eesti ametnike ja artistide dessant eesotsas meie presidendiga. Narva ehitatakse Vaba Lava, tekib sisekaitseakadeemia kolledž, arendatakse Euroopa kultuuripealinna projekti ja muusikal „Kremli ööbikud” saavutab Kreenholmis rekordilise läbimüügi. Hurraa! Hurraa. Hurraa? Ainult et kohalikud arutlevad: kus te kõik varem olite? Miks te järsku just nüüd saabusite? Et siin ei korduks Krimm ja Donbass? Ainult sellepärast?